АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2011/Номер от 29.03.11/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Когда есть бизнес-план и нужны деньги, надо выходить на IPO»
28.03.2011 23:05

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Когда есть бизнес-план и нужны деньги, надо выходить на IPO»

Автор  Светлана Фадеева

Никакой особой предыстории у этого интервью нет. Нас пригласили на встречу. И было очень интересно слушать о работе биржи, о ее возможностях и требованиях. Разговор шел в такой интонации, как будто мы обсуждаем не вопрос привлечения денег на предприятие, серьезную реорганизацию предприятия, работу с аудиторами, юристами, инвесторами, а увлекательное путешествие.  Хотелось продолжить диалог...

Так получилось интервью с исполнительным директором представительства Варшавской фондовой биржи в Украине Андреем Дубецким.

 

dubetckiy

«Есть пример чешской компании с идеей по солнечной энергетике (больше ничего у нее не было), которая смогла привлечь на New connect миллион евро»

        

 

Справка:

Андрей Дубецкий, исполнительный директор представительства Варшавской фондовой биржи.
Родился 29 января 1980 г. Окончил Институт международных отношений университета им. Т. Шевченко, получив степень магистра по специальности международные валютно-финансовые отношения. Работал в МИД Украины и Посольстве Украины в Японии. С 2002 г. работал в сетевом рекламном агентстве DDB. С 2005 г. работал в корпорации «Богдан», участвовал в организации ЗАО «Автомобильная компания Исузу». С июля 2008 г. назначен на должность исполнительного директора представительства ВФБ.

 

— Варшавская биржа единственная из иностранных бирж имеет представительство в Украине. Почему так?

— Да, это верно. Два с половиной года назад Варшава открыла представительство, сформировала команду из украинских ребят, которые знают рынок, знают нюансы, поддерживают связь с местным бизнесом. Это решение — уже следствие стратегии развития биржи — быть финансовым региональным центром. Украина была стратегическим партнером. До открытия представительства они очень часто сюда приезжали, общались с бизнесом, с инвесткомпаниями. Думаю, это было логично — создать свою базу, куда можно приехать, организовать и провести встречу. Где была бы уже своя команда, которая более тесно могла бы поддерживать связь с представителями бизнеса, инвесткомпаниями, госслужащими, медиа. Поэтому мы уже два с половиной года активно присутствуем на украинском рынке. Мы расширили партнерские программы с разными инвесткомпаниями. «Авантаж-капитал» стал нашим партнером и недавно получил статус советника и доступ к рынку New connect. Мы имеем больше десяти IPO-парт­неров: Concord Capital, Renaissance Capital. Последняя и Dragon Capital стали членами Варшавской фондовой биржи и получили непосредственный доступ к торгам. Конечно, это не украинский офис, кипрский. Но они имеют право торговать и выводить компании напрямую на ВФБ. Если подводить какие-то итоги, то нужно сказать, что мы открылись в разгар кризиса, но у нас не было даже мысли о том, чтобы свернуть деятельность. Мы продолжали работать с рынком. И теперь, когда рынок восстановился, мы имеем хорошие результаты. За 2010 год — пять IPO-размещений: одна компания на Лондонской бирже и четыре — на Варшавской.

— Вы много раз говорили, что биржа — это только один из инструментов. Чем этот инструмент отличается от других?

— Мы никогда не говорим, что биржа — это единственное спасение. Мы считаем, что есть бизнес-модели, которые успешно развиваются как частные компании. Есть другие формы привлечения капитала, например, то же стратегическое партнерство, когда открываются разные бизнесы по кредитованию, создается венчурный капитал через открытие фондов, инвестирующих в компанию. Но биржа имеет ряд преимуществ. Если говорить об IPO, продается часть бизнеса, и инвесторы, инвестируя в компанию посредством приобретения акций, ориентируются в делах компании по финансовым показателям и той информации, которую дает сама компания. Они не вмешиваются в сам бизнес-процесс. Они не принимают активного участия в разработке стратегии, но хотят знать, что происходит в компании. Какие компания получает крупные контракты, какие есть сбои, хотят видеть финансовую отчетность. Чтобы, когда они будут видеть что-то, с чем не согласны, можно было выйти, просто продав бумаги. То есть, с одной стороны для компании это возможность получить деньги и не потерять контроль над бизнесом, с другой стороны, выход на биржу — это получение реальной рыночной стоимости компании. С одним покупателем можно договориться о какой-то цене, а на фондовом рынке уже есть большой пул инвесторов, который формирует более-менее адекватную цену. Те требования, которые инвестор выдвигает компаниям: открытость, прозрачность — повышают рейтинг компании, доверие со стороны других участников рынка, других партнеров, банков, страховых компаний. Биржа — это очень интересный способ привлечения денег для компании. Конечно, она применима только в определенной ситуации. При первичном выходе на IPO компания должна иметь очень интересную стратегию развития, гарантирующую значительную динамику, чтобы быть привлекательной для инвестора.

— Как именно компания может показать интересную бизнес-стратегию?

— Готовится целый ряд документов. Например, для выхода на IPO нужен проспект эмиссии, который утверждается у европейских регуляторов, где содержатся все экономические показатели, выводы аудиторов, юристов. Там должен быть бизнес-план развития компании, из которого было бы понятно, зачем нужны деньги. В случае выхода на New connect — площадку, которая регулируется самой биржей, нужен информационный документ, который не утверждается у регулятора и содержит значительно меньше информации. В любом случае, эти документы отображают риски компании, планы и ожидания. И на основании данной информации инвесторы принимают решение: покупать или не покупать. В любом случае, инвестор будет покупать акции, только если уверен, что компания сможет увеличить свои показатели, стоимость, чтобы была возможность продать дороже.

— Есть мнение, что биржа годится только для крупных компаний.

— Во многом для формирования такого мнения есть объективные факторы. А именно: фондовые рынки публичного размещения, где командный пул инвесторов, страховые фонды, крупные иностранные игроки, а это основной объем всех сделок и оборотов, регулируется законодательно. Этот публичный рынок предъявляет достаточно высокие требования к компаниям: три года аудита, юридический аудит, множество подготовительной работы. Это все сильно увеличивает стоимость. Мы понимаем, что при таком размещении, потратив очень большую сумму денег, можно и привлечь очень большой капитал. Публичный листинг позволяет привлечь более 100 инвесторов. Поэтому IPO — это для больших компаний. Если говорить совсем корректно, то биржа — это один из самых дорогостоящих способов привлечения капитала. Мы не говорим только о финансовых затратах, мы говорим о тех трансформациях, которые должны произойти в компании, в менеджменте. Но при этом реорганизация компании в процессе выхода на биржу однозначно открывает и новые возможности для нее. Однако биржи смотрели на этот процесс, понимали потребности малого и среднего бизнеса, который не вытягивает данные требования. Появилось частное размещение с возможностью привлечения до 100 инвесторов. И здесь уже каждая биржа создает свои альтернативные площадки для бизнеса разной величины, где требования значительно ниже. Поэтому и маленькие компании могут ввиду наличия упрощенных процедур привлечь деньги на свое развитие. В Варшаве на New connect start-up и малые компании привлекают от 100 000 евро до нескольких миллионов евро. Нужно добавить, что для Украины этот процесс чуть более затратен, в связи с тем, что напрямую украинские компании не могут размещаться на этих площадках. Но все же на сегодня любая иностранная биржа предлагает альтернативные доступные варианты для небольших компаний, на которых, мы должны это понимать, суженное понятие публичности, ниже ликвидность, выше риски. Это может быть этапом на пути к большей публичности. Возвращаясь к вопросу о том, когда это надо делать, могу сказать, что биржа необходима в тот момент, когда привлечение новых денег существенно увеличит бизнес, его стоимость и перспективность. Когда есть бизнес-план и нужны деньги, надо выходить на IPO.

— Можно ли оценить в цифрах «величину» предприятия, которому целесообразно выходить на биржу?

— Если говорить о New connect на Варшаве, то это от нескольких тысяч евро до нескольких миллионов. И компания должна понимать, что есть минимальный уровень затрат для украинских компаний — примерно в 100 000 евро. Прибыльность компании должна быть не менее 500 000 евро, для того чтобы иметь возможность привлечь 1-2 миллиона евро. Но это очень относительно. Важна хорошая бизнес-модель. Есть пример чешской компании с идеей по солнечной энергетике (больше ничего у нее не было), которая смогла привлечь на New connect миллион евро. Была идея, была команда и был покупатель. Узнать о том, есть ли покупатель, можно у авторизированных советников.

— Чем вызван интерес инвесторов к предприятиям сельскохозяйственной отрасли: прогнозируемым продовольственным кризисом или тем, что Украина — сельскохозяйственная держава?

— Наверное, комбинацией всех факторов. Отчасти есть конъюнктура на рынке, влияющая на вкусы инвесторов. Продукты нужны будут всегда. С другой стороны, Украина — страна с хорошим земельным банком. Кроме того, в Польше так исторически сложилось, что крупным сельскохозяйственным холдингам нет возможности сформироваться. Поэтому для поляков Украина дает возможность инвестировать в сельское хозяйство и иметь акции иностранных компаний.

— Есть такое мнение, что выход на биржу приводит к появлению дополнительной опасности поглощения бизнеса, именно в связи с высокой степенью публичности.

— На фондовых площадках достаточно много механизмов обеспечения безопасности бизнеса. На биржу может выйти только европейская холдинговая компания, и права миноритариев и мажоритариев будут регулироваться европейским законодательством. Кроме того, обычно на биржу начинают выходить с небольших пакетов, 20-30%. В Европе долю на публичных рынках доводят до 50%. Любой инвестор, который захочет купить свыше 3%, должен предварительно информировать о своем желании рынок, комиссию о ценных бумагах. У собственника бизнеса всегда будет время среагировать на события на рынке.

— Ваше мнение, каковы причины законодательного запрета на прямой выход украинских компаний на иностранные биржи? Будет ли в ближайшее время что-то меняться в этом отношении?

— Это все упирается в валютное регулирование. Таким образом якобы мы препятствуем утечке активов из страны. Но мы понимаем, что, продавая часть бизнеса, украинские компании получают реальные деньги на развитие. Поэтому существует технический момент — выход на биржу через Еврозону. Сейчас многими мелкими компаниями это воспринимается как бонус — бизнес в большей безопасности. Мы активно общаемся с регуляторами, с комиссией по ценным бумагам, прорабатываем сейчас возможные механизмы прямого размещения на Варшаве и других европейских площадках, возможности двойного листинга.

— Это приведет к удешевлению процедуры?

— Да. Но все будет упираться в инвестора. Выход компании через Еврозону, с применением европейских законов и с учетом требований европейских регуляторов, — это сильный фактор повышения уверенности инвестора. Они спокойно инвестируют даже в украинские компании. Украинское законодательство для западного инвестора непонятно, поэтому низкий уровень доверия. Чем быстрее мы перейдем на евростандарты, тем быстрее повысится интерес инвесторов.

— Вы много раз говорили о публичности и имидже компании. Пиарщики говорят, что собственным имиджем заниматься всегда уже поздно. Что вкладываете вы, как сотрудник биржи, в понятие публичности?

— Для сотрудника биржи публичная компания — это та, которая выполняет ряд требований по раскрытию информации. Она активно работает с рынком, с инвестором и готова ответить на любой вопрос инвестора, она дает регулярную финансовую отчетность.

— Нужна ли информации о топ-менеджменте, о владельцах компании?

— Однозначно. Для того, чтобы разместиться на любой фондовой площадке, нужно показать очень понятную юридическую структуру, менеджмент, который вызывает доверие, владельца бизнеса. Иначе не удастся привлечь ни одного инвестора. На момент выхода компании на публичный рынок инвестор будет интересоваться ранее происходившими событиями. Чем лучше будет то, что они обнаружат в открытых источниках, тем легче будет выйти на биржу. У нас есть программа «Партнеры Варшавской фондовой биржи», согласно которой мы помогаем компаниям и консультантам наладить отношения с польским бизнесом, с польскими партнерами. Мы активно сотрудничаем, консультируем, и открыты в этом, с инвестиционными компаниями, с аудиторами, юристами, пиар-агентствами. Со всеми, кто готовит компанию к выходу на биржу. Мы понимаем, что компания Megagroup заинтересована в эффективном размещении на бирже, конечно. Брокеры, советники берутся за работу с определенными компаниями, начинают переговоры с инвестором, только если уверены в успехе. Они рискуют репутацией и премиями.

— Есть отличия в работе различных фондовых площадок?

— В принципе, существуют электронные терминалы, международные брокерские дома, и глобальный инвестор может получить доступ к любой площадке. Но есть разница в стандартах регулирования в Америке, в Еврозоне, в Лондоне. Кроме того, есть локальные инвесторы, которые несколько меняют картину. И есть разное позиционирование площадок. Произошло естественное разделение интересов. Лондон — это глобальные инвесторы. Варшава — региональная площадка. Здесь мы имеем региональные компании и, соответственно, инвесторов, желающих инвестировать именно в эти региональные рынки. Варшава доступнее в плане затрат по выходу на биржу. Мелкие компании в Лондоне затерялись бы, а на Варшаве есть шанс быть увиденными. Особенность поведения глобального инвестора: при каких-то сложностях он готов быстро уйти на любую другую площадку. Локальный инвестор останется здесь, ему некуда будет уходить.

— Скажите, чем вас привлекает работа на бирже?

— Я по специальности всегда тяготел к бизнес-девелопменту, бизнес-маркетингу. Специализация моя — международные финансы. Эта работа — хороший микс моих знаний и интересов. Она предполагает большое количество коммуникаций, самых разных встреч, общение с медиа, необходимость аналитики политической и экономической ситуации, проведение большого количества консультаций. Это мне очень нравится.

— Как вы оцениваете перспективы работы Варшавской биржи у нас?

— Перспективы есть. Мы активно работаем с госорганами, диалог достаточно доброжелательный. Но пока все еще диалог. Менять законодательную базу надо в Украине, а не в Европе. У нас все упирается в национальные интересы, но процесс идет. Надеемся донести преимущества New connect до представителей мелкого и среднего бизнеса. Компании, которые разместились в прошлом году, разместились очень успешно. Я вижу очень хороший тренд.

Справка:

Варшавская фондовая биржа
– на 4-м месте в Европе по количеству договоров по индексным фьючерсам;
– опционы на WIG20 на 11-м месте по общему количеству договоров по опционам на индексы в Европе;
– находится на 1-м месте в регионе по количеству иностранных эмитентов в листинге (28 компаний);
– занимает одно из первых мест среди европейских бирж по рыночной капитализации и объемам торгов.

Беседовала Светлана Фадеева