АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2011/Номер от 29.03.11/Выйти из круга: психологическая реанимация по телефону
28.03.2011 22:41

Выйти из круга: психологическая реанимация по телефону

Автор  Портмоне

Живет рядом с нами доктор, который лечит от многих телесных недугов (ведь Просветленные учат, что половина наших болезней — ложные, т.е. вызваны состоянием души, а не микробами и вирусами) и помогает справиться с недугами душевными. Да, в нашем обществе, в отличие от цивилизованного Запада, к таким докторам ходить не принято. Массово. Но мода на психотерапию начинает просачиваться и в украинский быт. Не то чтобы мы всерьез признавали (и принимали) психотерапевтическую помощь, а так, посоветоваться (на самом деле — переложить ответственность). Ну, разве что сильно прижмет... Так врача-психотерапевта видим мы. А как доктор видит нас и самого себя?

Бывает психотерапия — сродни реанимационным мероприятиям: необходима безотлагательно и дает единственную надежду выжить.

Вот так мне позвонил мой давний знакомый. Голос напряженный.

— Привет. У меня один вопрос. Очень короткий и очень важный. Я не умираю?

Конец фразы я едва расслышала, потому что он громко рычал.

— Мне страшно! Я не могу дышать! Я плохо вижу! Скажи, я умираю, да?

— Что ты сейчас делаешь?

Он кричал, рычал, стонал, ругался. Громко, яростно. Вопрос мой то ли не слышал, то ли не мог ответить.

— Что ты делаешь сейчас?

— Я? Я еду?

— За рулем ты? Где ты едешь?

— За рулем, да. А где, не знаю. Я не понимаю. У меня все болит!

Все это сквозь рычания и крики.

— Останови машину.

— Не могу! Мне страшно: если остановлю, я точно умру! Помоги мне!

— Тогда я отключаюсь. — Я опасалась за его жизнь, но в большей степени потому, что он вел машину в таком состоянии. Уже не первый такой звонок, и можно было смело предсказать — все закончится хорошо. Легкий шантаж не помешает.

— Хорошо, хорошо. Подожди! Не сбрасывай! Все, я стою. Мне плохо! Я не знаю, что именно у меня болит! Не надо у меня спрашивать, сделай что-нибудь! Я сам ничего не могу сделать.

Все это возмущенным тоном, с криками и рычанием. Легко сказать — помоги. Меня учили, что психотерапия по телефону — это профанация.

— Я даже дорогу не вижу!

— А что ты видишь? — Спросила я абсолютно автоматически, по каким-то почти лингвистическим законам. Я просто не знала, что можно сделать. Он еще порычал какое-то время. Потом вдруг — пауза.

krug

— Чушь всякую!

— Какую?

— Ну, я помню, когда мать оставляла меня на мою старшую сестру… — стон и рычание. — Мне было года два с половиной… Если сестре надо было уходить куда-то, ну, там, гулять, например, — теперь он кричал и плакал, — она сажала меня на полу в комнате, рисовала вокруг меня круг... Я не могу. — Он снова стонал, очень громко, как большой зверь.

— Я не могу даже вспоминать об этом! Зачем тебе это? У меня сейчас остановится дыхание! Ты понимаешь, что я задыхаюсь?! — Я молчала, и ему пришлось продолжать. — Рисовала круг и говорила, что если я переступлю черту, то мы все умрем. Мама, она и я. — И снова крик. — И я сидел там! Часами! В этом кругу! Не мог никуда двинуться! Мне было так страшно, ты не знаешь, как это! Я же ей верил, понимаешь?!

— А сейчас? Сейчас ты тоже видишь круг?

— Да! Что, непонятно!? Если я выйду из машины, буду в кругу.

— Понятно. Выйди из машины и зайди в круг.

— Нет! — Я молчу. — Ты уверена? Я спрашиваю: ты уверена? — Он уже не рычал, а я молчала. — Ну, я вышел. Я в кругу. Такой очень ровный, мелом нарисованный круг. Но мне снова страшно!

— Надо перешагнуть через линию. В любом месте. Просто перешагнуть.

— Ты думаешь, ничего не случится? — Я молчу, точного ответа ведь не знаю. — Ладно, это я так.

Потом он долго ничего не говорил, я только слышала междометия в трубку.

— Не получается. Надо? А можно я попробую одну ногу сперва чуть за линию выставить? Ты была права, ничего не происходит страшного. Так что, ты думаешь, можно перешагнуть? Ну, раз ты уверена…

— Ух ты! А тут лучше! И дышится так легко. А сестрица, мне кажется, даже не удивилась, когда меня увидела за кругом. Она считала, что я так и делаю всегда. Странно.

— Вот и хорошо. И не кричишь…

— Почему ты так говоришь? Я с тобой никогда не кричу. Ты шутишь? Послушай, это так просто — выйти из круга! А казалось, он всегда будет… Что он магический.

Он говорил как-то отстраненно, будто думал о другом.

— Дышится свободно? Видишь четко?

— Вижу? — он отмахнулся от меня. — Дышу, да, нормально. Ты знаешь, я тут попробовал: я могу и входить, и выходить из круга. Только его уже нет. Представляешь?! А так бывает?

— Бывает, как видишь.

Вместо больницы, куда он ехал, когда позвонил мне, поехал к маме с сестрой.

— Чего-то захотелось к ним съездить…

Самое чудесное — способность присваивать опыт. Как только человеку удается что-то сделать, сразу забывается, что еще 10-20 минут назад это казалось невозможным, смертельно опасным. Появляется откуда-то энергия, способность действовать, ощущение свободы. И оценивает человек свои действия как вполне обыденные. И это правильно. Стоит один раз встретиться со своим страхом лицом к лицу, прожить это — и больше он никогда не попадется на пути. Его уже не будет. Это легко. Настолько, что с психотерапевтом даже и говорить не о чем.

 

Анна Пришутова, – врач-психиатр, психотерапевт

Еще статьи на тему: